Семейные ценности супергероев: о мультфильме Брэда Бёрда «Суперсемейка-2»

9 смотр.

Семейные ценности супергероев — четырнадцать лет спустя. Кадр из м/ф «Суперсемейка-2». реж. Брэд Бёрд. 2018. США

Рецепт успеха бывает на удивление прост — подарить зрителям продолжение культового фильма четырнадцатилетней давности, добавив в него строго отмеренную дозу актуальности и остроты — причем лучше всего сделать так, чтобы это была «убитая вакцина», как это делается при прививках от бешенства. Ну и, разумеется, исполнить всё куда более продвинуто технически. И вуаля, фильм бьет рекорды проката, несмотря на то, что он сугубо семейный и мультипликационный.

Не скажу, что продолжение истории о семейке супергероев Инкредиблов-Исключительных стало для меня тотальным разочарованием. Мультик вышел вполне смотрибельным — вообще, Пиксар, как говорится, «веников не вяжет». Но уверенность в абсолютной обречённости сиквела на успех сыграла свою роль. На сей раз Брэд Бёрд откровенно ленится. В первом фильме даже семейная ссора за столом происходила с остроумным применением всеми участниками суперспособностей, здесь же многие сцены могли бы сыграть самые обычные актеры, а не рисованные персонажи. Разговоры затянуты, экшн — тоже. Неужто для бенефиса Эластики невозможно было придумать ничего, кроме диверсии с поездом, который — практически точно такой же — уже был в первой части, только ловил его над пропастью в тот раз Боб? (Впрочем, такой повтор отчасти оправдан «правилами игры», заложенными в сюжет — Хелен-Эластика останавливает поезд очень аккуратно, что не скажешь о её супруге). И здесь, как и в первой части, суперзаманчивая работенка для суперов оказывается ловушкой. Пусть и наполовину.

Кадр из м/ф «Суперсемейка-2». реж. Брэд Бёрд. 2018. США

Хелена Парр или Хелен-Эластика — Мама

Но тут проблема даже не в отсутствии сюжетных находок или эмоционального наполнения — если в первой части, несмотря на гарантированный хэппи-энд, порой комок подступал к горлу, то здесь все на уровне проходной серии из ситкома — папа не у дел, папа комплексует и злится, папа и дети срываются друг на друга, но в конце-концов оказывается, что папу любят вовсе не за крутость, и в семействе наступает мир-дружба. Вся штука в том, что сложные эмоции и увлекательный сюжет решили заменить социальной ноткой, даже целым аккордом из трех нот. Аккорд вышел фальшивым.

Прежде всего, режиссер занялся ролью мужчины в семье в качестве капитана семейного корабля, добытчика мамонтов и защитника от всех жизненных бурь. Точнее, решительным развенчанием этой роли. Боб с самого начала оказывается в положении тотального неудачника по всем статьям. Для обычной человеческой работы он непригоден, в супергеройской тоже сплошные накладки, никакого шанса реабилитироваться ему не предлагают, а предлагают сидеть дома и заменять жену, пока та совершает подвиги на благо обычным людям и суперам. И не в качестве «ролевой игры» или из-за форс-мажора, на денек-два, а на неопределенный срок. Просто мама оказывается круче, ярче, ловчее, более востребованной. Без вариантов.

В результате папе остается заниматься тем, к чему он совершенно не готов, без отрыва от разборок с полчищами вполне понятных комплексов. Потому что мама лучше во всем — даже в решении школьных примеров и в покупке правильных батареек. И дети торопятся навесить на шею тонущего в заботах и проблемах отца по дополнительному кирпичу. Даже сын, который вроде бы должен быть хоть чуточку с отцом солидарен, но где там! Бобу Парру приходится отчаянно завоевывать обратно любовь детей, словно бы он не родной отец, а новичок-недоучка на работе у строгого и придирчивого начальства. Зрителю внушается, что единственный шанс стать хорошим отцом это… стать хорошей мамой, по крайней мере, честно прилагать все усилия в этом направлении. Потому что мама может абсолютно всё — и геройствовать, и блистать в обществе, и с детишками и хозяйством управляться одной левой. И чем скорее папа смирится с этим, тем скорее его снисходительно погладят по головке. Нет, там, где дело касается грубой физической силы, он всё еще полезен, но к распределению ролей в семье это отношения не имеет. Материнская и отцовская роли сперва поставлены на уши (что, в общем-то, не ново в комедиях), а потом как бы сняты. Ибо если отец и мать одинаково хорошо бьют морды злодеям на улице и заботятся о чадах дома (причем, второе намного труднее), то это не отец и мать, а просто Родитель №1 и Родитель №2, как предлагается обозначать их в некоторых особенно продвинутых обществах.

Кадр из м/ф «Суперсемейка-2». реж. Брэд Бёрд. 2018. США

Боб Парр или мистер Исключительный — Отец

Нет, я вовсе не за патриархат выступаю. Это просто здорово, если отец вникает в положение жены и матери, любит и уважает ее и старается помогать ей по дому. Но он не должен переставать при этом быть отцом. Человеком, который авторитетен не только потому, что у него, например, есть крутая тачка или он может обеспечить семье супержилье и кучу гаджетов. Его задача — излучать уверенность, сплачивать семью, быть опорой, третейским судьей, учителем житейской мудрости, наконец. Но Мистер Исключительный с самого начала фильма социально инвалидизирован и превращен чуть ли не в иждивенца-альфонса, растерянного слабака. Разумеется, отчасти он виноват в этом сам как персонаж, но лишь отчасти — режиссёр практически не оставляет ему шансов, проталкивая свой взгляд на вещи.

Кстати, не менее странно семейные отношения показаны в короткометражке «Бао», которую крутят перед «Суперсемейкой-2». В семье — на сей раз совсем обычной, только китайской — отец почти не виден. И даже ребеночка женщина создает себе сама — слепила пельмешку, а она возьми, да оживи. Возится и носится со своим странным ребенком она исключительно в одиночку, и только в финале ее муж появляется, чтобы таки устроить неожиданный хеппи-энд. Вроде бы авторы намекают, что всепоглощающая материнская любовь токсична — ну, а какие варианты, если отец — это что-то необязательное даже для появления ребенка на свет? Впрочем, это совсем другая история.

Кадр из м/ф «Суперсемейка-2». реж. Брэд Бёрд. 2018. США

Семья

Дальше — больше. Кроме семейной темы, Бёрд берется за вопросы более глобальные (хотя насчет глобальности можно и поспорить, ведь семья — основа всего!). Это проблема капитализма и проблема манипуляции сознанием при помощи медиа. И тут подход тоже оказывается весьма странным. Нет, как бы никто не ждет от диснеевского фильма, что там станут обличать «проклятых буржуинов». Да и, в конце концов, Бэтмен и Железный Человек отнюдь не бедствуют. Капиталист может быть показан достойным человеком, даже героем, может и злодеем и просто подлецом — всякое бывает и в кино, и в жизни. Но делец — наивный инфантил, это опять же слом традиционных ролей. Очередной слабый мужчина, игрушка обстоятельств и чужой воли. И вновь сильная женщина рядом, на которой, без сомнения, всё и держится — ведь наивные ностальгирующие романтики не могут успешно руководить крупными компаниями. Подростковая романтика как-то алогично сочетается в Уинстоне Дэворе со способностью «продать камень вселенской мудрости в качестве спа-массажера» — то есть вся проблема капитализма в том, что он выгодно забивает гвозди микроскопами, видя во всем лишь сиюминутную приземленную выгоду, и не ценит творческих взлетов гениев. Не слабовато ли?

Ну и, конечно же, самая актуальная из тем — засилье экранов и экранчиков, к которым почти постоянно прикованы взоры людей, с перерывом лишь на сон. Тут и ток-шоу, и игры, и новости, и передачи о путешествиях. Люди воспринимают мир не непосредственно, а через экраны. Как тут не вмешаться злодею, которому общество само вложило в руки свой поводок! Таинственный Экранотиран толкает обличительные речи, в которых изрядная доля правды:

«Супергерои нужны вам для подмены действительности виртуальной реальностью. Вы не общаетесь — вы смотрите ток-шоу, вы не играете, а смотрите игры. Путешествия, отношения, риск… Всё, что наполняет жизнь, должно подаваться вам в красивенькой упаковке через экран, а вы будете сидеть в тепле и бездействовать. Вы — заевшиеся и разленившиеся потребители, которые уже не могут подняться с дивана и не желают жить по-настоящему. Вы хотите, чтобы вас защищали супергерои, и, уповая на них, сами становитесь еще более беспомощными. Вы наивно верите, будто вас оберегают, будто кому-то есть дело до ваших интересов и прав. А система тем временем вас обкрадывает. Нагло и с усмешкой. Спасут ли вас супергерои на этот раз?»

Кадр из м/ф «Суперсемейка-2». реж. Брэд Бёрд. 2018. США

Экрано тиран

Да что там, в этих словах правдиво практически всё. Но есть важный нюанс — они вложены в уста злодея. Настоящего злодея, жестокого, циничного, готового не только влезать в чужие мозги и подчинять чужую волю, но устраивать катастрофы со множеством жертв. К тому же оказывается — вот так поворот — мотивы у этого борца против системы сугубо личные — детская обида и такое же невзрослое желание отомстить. А самые правильные слова из уст человека, едва не устроившего мини-апокалипсис, к тому же вовсе не ради того, чтобы изменить общество к лучшему, звучат уже как-то сомнительно, не так ли? Вроде бы и важные вопросы поставлены — и дана возможность только что напрягшемуся и начавшему задумываться зрителю расслабиться и облегченно выдохнуть. Оказывается, все эти сложные заморочки — всего лишь порождение не вполне здорового разума. А значит, не так страшен экран, как его малюют. Экранотиран нейтрализован, и можно не бояться злокозненных манипуляций. Really?

В общем, сомнительность, бесхребетность, половинчатость, какая-то размытость абсолютно во всём, что касается действительно важных вопросов — основное свойство этого «супермультфильма». И как-то даже не прокатывает в качестве оправдания, что мульт отчасти детский. Берешься за серьезное — подходи серьезно, не мямли. Впрочем, «за толерантность» мультфильму можно поставить 5 с плюсом — суперактуальные семейные тренды стали весомой добавкой к теме «не таких» и их прав, которая во втором фильме как-то уже совсем прозрачно зарулила в сторону «выхода из шкафа».

Покидая под титры зал, я с некоторой грустью вспомнила десятилетней давности «Валл-И». Там о проблемах потребительства, выученной беспомощности под крылышком высоких технологий и замены жизни виртуальными развлечениями было сказано прямо и достаточно честно. Это была настоящая сатира, а не стыдливые потуги на нее. Но, похоже, иметь внятные суждения о чём бы-то ни было и транслировать их без ужимок, уверток и лазеек к отступлению становится всё более не модно.

27 июня 2018

Другие интересные статьи

9 смотр.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *